kl r



>
Восточный Казахстан в Сети
Акиматы городов и районов
Культура и искусство ВКО
Областные управления
Сайты о работе ВКО
Как искать солдата
Паспорт региона
Восточно-Казахстанская область
Усть-Каменогорск
Семей
Риддер
Курчатов
Абайский район
Аягозский район
Бескарагайский район
Бородулихинский район
Глубоковский район
Жарминский район
Зайсанский район
Зыряновский район
Катон-Карагайский район
Кокпектинский район
Курчумский район
Тарбагатайский район
Уланский район
Урджарский район
Шемонаихинский район
Природа
Природные ресурсы
Заповедные места
Уникальные места
Сакральная география
Пещера "Коныр Аулие"
Шиликтинская долина
Легенды ВКО
Видеоколлекция
Аудиоколлекция
Историческое краеведение
История ВКО
Основание Усть-Каменогорска
Основание крепости
Усть-Каменогорск в XVIII веке
Усть-Каменогорск в XIX веке
Усть-Каменогорск в XX веке
Усть-Каменогорск в XXI веке
Памятники г.Усть-Каменогорска
Хроника Независимости
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
Значимые события
Восточный Казахстан в годы войны
Герои Советского Союза
Участники войны
Партизаны подпольщики
Хроника военных лет
В тылу как в бою
30-ая Гвардейская дивизия
Сетевой конкурс "Наследники Победы"
Воспоминания о войне
Статьи "Восточный Казахстан в годы ВОВ"
Участники обороны Бресткой крепости - восточноказахстанцы
Виртуальные выставки
Восток – дело тонкое
Абай и Пушкин
Выставка одной книги
Акбилек – дочь Маркаколя
Оралхан Бокеев
Фотогалерея
Восточный Казахстан литературный
Электронная библиотека
Литературное объединение «Звено Алтая»
Фестивали и чтения
От первого лица
Краеведческий альманах
Краеведческий альманах 2016
Краеведческий альманах 2015
Краеведческий альманах 2014
Краеведческий альманах 2013
Геология
Достопримечательности и памятники края
Исследователи края
История.· Этнография.· Культура
О тех, кто пишет
Образование
Ономастика
Религия
Искусство
К. Мухамедханов: библиографический указатель

© О.Н.Осерчева,

зав. отделом редких книг и иконописи

Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и

 природно-ландшафтного музея-заповедника, Усть-Каменогорск

К ВОПРОСУ О ДАТИРОВКЕ

ФОРПОСТА КРАСНОЯРСКОГО НА ИРТЫШЕ

(Штрихи к истории казачества в крае)

С форпоста Красноярского начинается история села Предгорного Восточно-Казахстанской области, которое своим прошлым напрямую связанно с Сибирским казачеством. Анализ трудов по истории Сибирского казачьего войска, исследователей края, архивных и собственных экспедиционных материалов, позволил выстроить определенную систему в развитии села Предгорного и дать краткую характеристику существования его начальной формы – форпоста.

Статья посвящена вопросу датировки основания форпоста Красноярского на Иртыше, а также пониманию его роли и значению в системе военных укреплений Иртышской линии. Одной из главных задач исследования является попытка проследить, на каком этапе пребывания Сибирского казачества на Иртышской линии произошло строительство форпоста Красноярского. Это представляет определенную трудность, так как в области не сохранились архивные материалы раннего периода, касаемые существования форпоста. Сведения же в разных источниках противоречивы, а их сопоставление вызывает массу вопросов и требует проверки. Остатки дореволюционного архива Устькаменогорской крепости и подведомственных ей военных укреплений Иртышской линии в последние годы хранились в Покровской церкви г. Усть-Каменогорска. По безграмотности работников прихода они были сожжены в 1997 году.

В архиве музея-заповедника сохранились экспедиционные записи Курдаковой Л.В. за 1981 год, в которых, по рассказам  школьного учителя истории Галошина И.А., отражены разные сферы жизни села в дореволюционный период, включая археологические находки [1, с. 22-24]. Материалы Галошина И.А. обобщила и дополнила  этнографическими зарисовками из жизни села в своей курсовой работе 2010 г. жительница села Предгорного Перелыгина Н.Р., на тот момент студентка СИБ.ГУТиСа [2; 3, с. 3-6]. Большую работу по созданию школьного музея провела директор Предгорненской школы с 1982 по 2014 гг. Ершова Н.А. Материалы школьного музея сквозь призму истории села рассказывают о становлении школы, судьбах педагогического коллектива и учеников [4]. Однако все существующие источникине дают точной даты основания форпоста, а лишь ограничиваются фразами типа «Так появилось село-крепость», «В это время возникает станица Красноярская» и т.д.

Дополнительную путаницу в понимании событий создает существование в прошлом форпоста Красноярского на Убе, построенного в 1749 г. [5], на старой   Колыванской линии для защиты горных алтайских заводов [6]. Как одну из версий одноименных названий форпостов на Иртыше и на Убе, расположенных примерно в 60 верстах друг от друга, можно рассматривать схожий рельеф местностей с характерными высокими глинистыми берегами и глубокими оврагами, содержащими медную руду, отчего их окрас приобрел ярко-красный цвет. (Фото 1)

Термин «форпост» использовался в вооружённых силах Российской империи в XVIII-начале XX вв., в советские годы практически не употреблялся, в настоящее время его изредка можно услышать в новостных каналах телевидения. В начальный период существования сибирских пограничных линий форпост означал передовой военный отряд, который мог находиться в любом населенном пункте, расположенном на границе, с целью выполнения регулярных конных разъездов. После 1745 г. «форпостом» стали называть относительно крупный линейный опорный пункт, занимающий промежуточное положение между редутом и крепостью [7].

Иртышская линия была построена одной из первых в системе южносибирских оборонительных линий (1745-1752) [6] и являлась надежной охраной границ Российской империи от иноземных завоевателей [8, с. 21]. Начало ее положили 5 крепостей, заложенные последовательно одна за другой и находившиеся на большом расстоянии друг от друга: Ямышевская (1715), Омская (1716), Железинская (1717), Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорская (1720). Все они возведены были с целью защиты торговых караванов из Центральной Азии в Сибирь [9, с. 8]. Между ними для связки в 1720 г. были построены 7 промежуточных форпостов: Ачаирский, Черлаковский, Осморыжский, Чернорецкий, Коряковский, Семиярский, Убинский [8, с. 35]. По своим стратегическим параметрам это была самая мощная линия в Сибири [10]. Она состояла из перестроенных в середине и во второй половине XVIII в. крепостей и вновь возведенных форпостов и станций между существовавшими укреплениями [6]. Форпост Красноярский на Иртышской линии находился между крепостью Усть-Каменогорской и форпостом Убинским. (Фото 2)

Если период с 1715 г. по 1720 г. отличался интенсивным возведением военных укреплений на Иртышской линии, то следующее 20-летие характеризуется фазой относительно спокойного существования Западно-Сибирских казаков, которые будучи рассредоточены по крепостям, занимались, главным образом, поддержанием межкрепостных сооружений и возведением фортификационных приспособлений к ним [11, с. 21-22]. Вплоть до 1743 г. вопрос о строительстве новых крепостей не рассматривался [12]. Однако тревожные сигналы, свидетельствующие о воинственных настроениях кочевников стали усиливаться. Возникла опасность вторжения джунгарской армии в Барабинские степи и далее вглубь Сибири [7]. Сибирские губернаторы Неплюев И.И. и Сухарев А.И. в качестве меры безопасности предложили укрепить границы и организовать режим пограничной охраны [13]. Из доношения в Сенат 17 марта 1943 г. следует, что «по Иртышу крепости редко стоят, между которыми из киргизской стороны пройти без затруднения можно…» [5].

Весной-летом 1745 г. на правой стороне Иртыша в районе Усть-Каменогорской крепости были обнаружены плодородные земли, пригодные для хлебопашества. По надлежащему указу Сената от 12 февраля 1745 г. группой военных специалистов во главе с инженер-капитаном Плаутиным С. составлено подробное описание мест, пригодных к устроению оборонительных линий, с нанесением их на карту. В этом же году проекты строительства новых укрепленных линий были предоставлены в Сенат [13]. Решение проблемы заключалось в том, чтобы  сократить расстояния между крепостями для облегчения разъездов, построив между ними большие форпосты в 60-ти верстах один от другого, и между большими на расстоянии 20-ти верст – малые. Однако Сенат на время отложил реализацию проекта, разрешив строить лишь в случае особой нужды укрепления «малые, а не к прочности, но чтобы они к одному тогдашнему времени служить могли» [8, с. 37]. При этом сенатской инструкцией рекомендовано было возводить отдельные укрепления в виде форпостов, редутов и маяков, привязанных к естественным географическим условиям, «чтоб под крепости места положением своим не токмо построенными валами, но и натуральные укрепления к обороне имели» [13].  

Таким образом, для усиления Иртышской линии в 1745 г. Киндерманом Х.Х. былоопределено построить несколько редутов, маяков, форпостов и станций. Есаул Путинцев Н.Г. в своем «Хронологическом перечне событий из истории сибирского казачьего войска», изданного в Омске в 1891 году, упоминает, что 29-ым пунктом в списке означенных к строительству в урочище Красный Яр числились защита и почтовый двор [14, с. 22-23]. Многие казачьи поселки, основанные на Иртышской линии в бытность Киндермана Х.Х., начинались с простых дворов с деревянной защитой, где жила сторожевая команда казаков. В степень форпостов, к которым приписывалось образовавшееся со временем население, они были возведены гораздо позднее при усилении границы новым командующим  Шпрингером И.И. [15, с. 412]. Поэтому среди заложенных летом 1746 года редутов в урочищах: Грачи, Черемховой Забоки, Белого Камня, Глухой Старицы, в Озерках и Уварове [16], мы не обнаруживаем форпоста Красноярского на Иртыше. Однако, к моменту окончания строительства осенью 1747 г. на Иртышской линии значилось уже не семь, а 8 форпостов, название 8-го пока не обнаружено. Однако известно, что к 1785 г. на линии числилось 12 форпостов. Всего к 7-ми существующим с 1720 года форпостам добавилось еще пять: Лебяжий, Долонский, Талицкий, Шульбинский, Красноярский, один из которых появился в 1747 г. Остальные, предположительно, должны были быть возведены до окончания строительства Иртышской линии [8, с. 37].

В 1770 г. берлинский ученый, естествоиспытатель Паллас П.С. дал точное описание местоположения форпоста Красноярского на Иртыше, окружающей его природы и отметил прилегающую к форпосту «многолюдную колонию, состоящую почти из двухсот дворов, за десять лет населенных российскими пахарями» [17, с. 253-255]. Описание Палласа П.С. позволяет определить дату основания населенного пункта при форпосте: 1760 год. Более точным подтверждением является архивный документ РГАДА, выданный в 2005 г. в ответ на запрос Небучина Н.Я., в прошлом жителя села Предгорного. В документе говорится о том, что в 1761 г. около форпоста ссыльнопоселенцами была основана деревня Красноярская [18]. До определенного периодаимперское правительство не разрешало селиться на линиях и прилинейных местах государственным крестьянам и представителям других сословий [8, с. 52]. Сенатский указ 1760 года позволил им обустраиваться на местах, состоящих в ведомстве Усть-Каменогорской крепости [19, с. 2].

В 1765 г. на Иртышской и старой Колыванской линиях под руководством Шпрингера И.И. была осуществлена перепланировка малых военных укреплений по системе крупнейшего французского военного инженера Вобана С.  Большинство форпостов после реконструкции должны были иметь правильную, в основном квадратную форму плана с бастионным типом обороны и равелинами [20]. Форпост Красноярский на Иртыше в этом плане составлял исключение, он не предполагал подобных сооружений, т.к. принцип организации обороны форпоста заключался в его выгодном стратегическом положении. Он был выстроен на полуострове при впадении реки Красноярки в Иртыш, окруженном практически со всех сторон огромными логами-ярами. С северо-западной стороны подножие яра омывалось речкой Краснояркой (Фото 3), с юго-западной – рекой Иртыш, разливающейся на многочисленные рукава (Фото 4). Такое географическое положение с крутыми берегами и естественными рвами позволяло осуществлять полный охват фланговым огнем всего пространства оврагов. Берег Иртыша, примыкающий к форпосту с юго-западной стороны, также имел естественное укрепление в виде густого и непроходимого леса. В результате казакам ничего не надо было придумывать, чтобы защитить форпост от непрошеных гостей.  Тем не менее, от берега Красноярки до берега Иртыша форпост был укреплен деревянным тыном. Гнилые остатки брёвен, вертикально и плотно стоящих друг к другу, обнаружили в 1980-е годы при раскопке траншеи для прокладки водопроводных труб по проулку, идущему мимо продмага в сторону автостанции [2; 21]. Предположительно, это и был заплот для защиты форпоста с южной стороны, описанный Палласом П.С. До сих пор среди жителей села место средоточия форпоста называется «Калажар», что в переводе с казахского означает «Город на яру»: «Қала» – «Город» и одно из значений слова «Жар» – «Яр» [22, с. 73, 108]. По всей видимости, народная память сохранила придуманное кочевниками органичное название для нового стационарного поселения, возникшего в середине XVII столетия по инициативе правительства Российской империи. (Фото 5)

Между оборонительными форпостами на Иртышской линии самыми распространенными оставались сторожевые посты – маяки. В окрестностях форпоста Красноярского преобладали природные маяки в виде скальных выступов из белых кварцевых камней. Своеобразный треугольник маяков-постов охватывал излучину Иртыша, окрестную гору Маяк (373 м.) и сопку Острую (352,6 м.). Караульные площадки, устроенные здесь же, позволяли наблюдателям обозревать левобережное пространство в пределах горы Актобе (476,6 м.) и далее. Как только наблюдатели замечали вдали какое-то движение, они немедленно зажигали костер, от которого поднимался столп огня и черного дыма. Весть о приближении неприятеля передавалась от одного маяка к другому. Таким образом,  население могло подготовиться к приходу джунгар [23].

К 1770 годам опасность набегов кочевников постепенно исчезает. Российско-Китайские отношения переходят в мирную фазу развития, в связи, с чем отпадает необходимость в строительстве и поддержании оборонительных сооружений. Деревянные строения быстро ветшают и приходят в негодность [24]. Начинается постепенный переход к станичному образу жизни. С  18 февраля (по старому стилю) 1825 г. все военные поселяне в Сибири получили статус станичных казаков [25].

В 1826 г. немецкий ученый-естествоиспытатель Ледебур К.Ф., путешествуя по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи, отмечал, что на Иртыше «близ села Красноярского  есть казачий форпост того же названия, около которого еще и теперь видны остатки бывшей крепости. Это военное сооружение уже не охраняется, и казаки, оберегавшие когда-то границы, занимаются, как и местные крестьяне, земледелием, скотоводством, пчеловодством и рыбной ловлей, хотя продолжают оставаться военнообязанными и изредка являются на службу» [26].

К сожалению, устная история села Предгорного не сохранила сведений о первых казаках гарнизона форпоста Красноярского. Точнее сказать, она ограничивается потомками крестьян конца XIX в., предки которых селились вокруг форпоста с 1761 г. Это просматривается в материалах школьного музея. Почему так произошло? Ответить на этот вопрос можно, обратившись к современной статистике домашних хозяйств села Предгорного, согласно которой на 1 июля 2014 года в селе проживает менее 1% казаков [27]. И все же исторические источники указывают, что военные укрепления, входившие в ведомство Усть-Каменогорской крепости, заселялись казаками из Усть-Каменогорской и Семипалатинской крепостей, а также крепостными казаками драгунских и пехотных полков, присылаемыми из внутренней России и Сибири [11, с. 21].

В хранении  Государственного областного архива Восточно-Казахстанской области автором найдены материалы 2-й половины XIX в. с фамилиями потомков первых казаков: Шелковников, Кашкаров, Волченков, Черкашенин, имеющих избы в юртовых наделах станицы Красноярской в разливе рукавов Иртыша: речки Капитанки и Боровинки[28]. А в метрических книгах за 1874-1879 годы Томской епархии, к которой относился на тот период весь Красноярский приход, обнаружены фамилии потомственных казаков из семейных кланов этой же станицы: Сидоровых, Суровых, Мальцевых, Ельцовых, Силиных, Ивановых, Придчиных, Черкашениных, Сидельниковых, Масласовых, Кашкаровых, Волченковых, Александровых, Долгих, Маториных, Шкуловых, Фокиных и других  [29]. Это список можно значительно расширить, изучив в будущем за более ранний период фонды Государственного архива  Омской области. Более того, потомки первых калажарских казаков проживали в поселке Красноярском вплоть до 1915 года [30]. После чего по ряду обстоятельств и, возможно, надвигающихся событий октябрьской революции 1917 года, большинство из них вынуждены были съехать на земли юртовых наделов в пойменные луга правобережного Иртыша и организовать там новое поселение под названием Актюба, которое в последующем вошло в состав Таврического района Восточно-Казахстанской области (ныне Уланского района). Другими словами, село Актюба образовалось как выселки калажаро-красноярских казаков, поэтому их дальнейшая судьба была непосредственно связана с Актюбой.

Рассматривая историю форпоста Красноярского на Иртыше, можно выделить период, в течение которого шло формирование военного укрепления, начиная с момента основания первых простейших построек в виде деревянной защиты для проживания сторожевой команды казаков и до приобретения им полноценного статуса форпоста в период модернизации военных укреплений на Иртышской линии (1745-1765). При этом период возникновения собственно форпоста можно сузить с 1747 г., когда обнаружено появление восьмого форпоста на Иртыше, до 1752 г., времени завершения строительства Иртышской линии. За это время к семи существующим на Иртыше форпостам было построено еще пять, в число которых входил и Красноярский. Их строительством решалась проблема увеличения плотности застройки военных укреплений на Иртышской линии с целью улучшения охраны южно-сибирских рубежей в верховьях Иртыша. В условиях переноса старой Колыванской линии, начавшегося при новом командующем Сибирским корпусом Шпрингере И.И. в 1764 г., форпост Красноярский на Иртыше, скорее всего, был необходим еще и как связующее звено для облегчения разъездов между Убинским форпостом и Усть-Каменогорской крепостью, от которой брала свое начало новая Колывано-Кузнецкая линия. Находясь между ними на середине пути, в излучине Иртыша, форпост Красноярский как нельзя лучше подходил для защиты верхнеиртышских рубежей. К концу первой четверти XIX вв. его существование закончилось, и начался новый этап в истории села Предгорного.

Настоящая статья посвящается памяти моего деда по отцовской линии Кашкарова Николая Ивановича, родившегося в 1891 г. в поселке Красноярском Усть-Каменогорской волости Бийского округа Томской губернии.

Статья опубликована в сборниках материалов международных научно-практических конференций: «История и культура народов Юго-Западной Сибири и сопредельных регионов (Казахстан, Монголия, Китай),  20-23 апреля 2014 года, Горно-Алтайск: РИО ГАГУ и «Краеведческие чтения, посвященные 80-летию С.Е.Черных», 31 октября 2014 г., Усть-Каменогорск: ГАВКО, ВКГУ им. С.Аманжолова. Размещена в базе РИНЦ.

Список литературы:

1. Курдакова Л.В. Глубоковский район, с. Предгорное. Информатор: Галошин И.А. // Архив ВК музея-заповедника. Экспедиционные материалы – 1981. – Д. 1/18.

2. Галошин И.А. Некоторые данные из истории села Предгорного (Красный Яр). Машинопись. 1940-1969 // Архив ВК музея-заповедника.  – 12 с.

3. Перелыгина Н.Р. Курсовая работа, посвященная предкам, жившим в селе Предгорное. – Новосибирск: СИБ.ГУТиС, 2010 // Архив ВК музея-заповедника. – 12 с.

4. Ершова Н.А. Материалы музея Предгорненской средней школы. – с. Предгорное, 1980-е–2014.

5. Муратова С.Р. На страже рубежей Сибири // Национальные культуры региона. Научно-методический и репертуарно-информационный альманах. XVI выпуск. – Тюмень, 2007. – 32-46 с. // URL: http://a-pesni.org/kazaki/sibir/a-nastraze.htm (дата обращения: 06.04.2014).

6. Муратова С.Р. Сибирские укрепленные линии XVIII века. – 2007 // URL: http://www.dissercat.com/content/sibirskie-ukreplennye-linii-xviii-veka (дата обращения: 16.03.2014).

7. Огурцов А.Ю. На кузнецкой линии // URL: http://www.admnkz.ru/document.do?id=93289 (дата обращения: 03.04.2014).

8. Петров В.И. Социально-экономическое положение Сибирского казачества в XVIII-первой половине XIX вв. – М., 1963 – 268 л. // ГА ВКО. Ф.1242. Оп. 1. Д. 4. 1 документ 268 л.

9. Алексеенко Н.В. Взаимосвязи казахского и русского населения в Восточном Казахстане (XVIII - первая половина XIX вв.). – Усть-Каменогорск: Медиа-Альянс, 2003. – 140 с.

10. Огурцов А.Ю. Военно-инженерная политика России на юге Западной Сибири в XVIII в. – 1990 // URL: http://cheloveknauka.com/voenno-inzhenernaya-politika-rossii-na-yuge-zapadnoy-sibiri-v-xyiii-veka (дата обращения: 22.03.2014).

11. Катанаев Г.Е. Краткий исторический обзор службы сибирского казачьего войска с 1582 по 1908 год. – СПб.: Типография и литография Тиханова В.А., 1908. – 67 с. // URL: http://elib.tomsk.ru/purl/1-652/ (дата обращения: 29.03.2014).

12. Шемелена Д.С. Формирование планировочной структуры укреплений сибирских оборонительных линий XVIII в. – 2010. // URL: http://www.niitag.ru/info/doc/?283(дата обращения: 27.02.2014).

13. Огурцов А.Ю.Материалы военно-инженерной разведки 1745-1746 гг. на Алтае и в Саянах как источник по экономике коренных народов Южной Сибири // URL: http://www.admnkz.info/document.do;jsessionid (дата обращения: 06.04.2014).

14. Путинцев Н.Г. Хронологический перечень событий из истории Сибирского казачьего войска. Со времени водворения Западно-Сибирских казаков на занимаемой ими ныне территории. – Омск: типография Окружного Штаба, 1891. – 264 с. // URL: http://www.runivers.ru/lib/book7847/453509/. Библиотека «Руниверс» (дата обращения: 21.03.2014).

15. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Киргизский край / Под редакцией В.П.Семенова и под общ. руковод. П.П.Семенова и В.И.Ламанского.  Репринтное издание. – Уральск, 2006. – 496 с. (+ карта).

16. Сибирская линия. Материал из Википедии – свободной энциклопедии // URL: http://omop.su/article/49/7443.html (дата обращения: 23.01.2014).

17. Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. Часть 2. Книга 2. 1770. – Спб.: Императорская Академия наук, 1786. – 571 с. // http://www.runivers.ru/lib/book4739/58492/. Библиотека «Руниверс» (дата обращения: 09.12.2012).

18. Ершова Н.А. Личный архив. Ответ на запрос Небучина Н.Я. // РГАДА. – 2005.

19. Швецова М. Поляки Змеиногорского округа // Записки Западно-Сибирского Отдела ИРГО. Книжка XXVI. – Омск, 1899. – 92 с.

20. Гудков А.А., Шемелена Д.С. Влияние теоретических основ фортификации С.Вобана на проекты перепланировки малых крепостных Иртышской линии 1765 года. // URL: http://archvuz.ru/2005_3/2 09.12.2013 (дата обращения: 16.04.2014).

21. Осерчева О.Н. Личный архив. Материалы научных командировок 2013-2014 гг. в с. Предгорное Глубоковского района ВКО. Информаторы: Ершова Н.А., Егоров С.А., Пищальников Н.В.

22. Бектаев К., А.Ахабаев и др. Краткий казахско-русский словарь. Алма-Ата: КСЭ, 1991. – 256 с.

23. Осерчева О.Н. Личный архив. Из истории села Предгорного Восточно-Казахстанской области. Усть-Каменогорск: Информатор Реутов Н.Ф. 2014.

24. Калашников Д.С. Начало присоединения территории Алтая к России. Крепостное строительство на Алтае в XVIII в. // URL: http://nasledie-altai.ru/Site%20Beloyarskaya%20krepost/ (дата обращения: 23.03.2014).

25. Сибирское казачье войско: общие сведения. Энциклопедия-хрестоматия // URL: http://irkipedia.ru/content/sibirskie_kazaki.

26. Поездка из Риддерска в Усть-каменогорск, в село Красноярское и возвращение в Риддерск / Путешествие по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи. Глава 4-ая / Ледебур К.Ф. и др.: Пер. с нем. Новосибирск: ВО «Наука», 1993.415 с. // URL: http://trip.altailand.ru (дата обращения: 23.03.2014)

27. Общие сведения о домашних хозяйствах на 1 июля 2014 г. Глубоковский район. Красноярский с.о. с. Предгорное: районный акимат.

28. Планшет № 64. Дачи юртового надела казаков станицы Красноярской Семипалатинской области Усть-Каменогорского уезда. Землемер Боярский. Съемка 1871 г. // ГАВКО. Ф. 568. Оп. 5. Д. 64. Св. 5.

29. Метрические книги, данные Томской епархией Бийского округа Николаевской церкви села Красноярского для записей родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1874-1879 гг. // ГАВКО. Ф. 572. Оп. 15. Д 1 на 282 л. Д. 2 на 185 л.

30. Метрические книги, данные Омской Духовной Консисторией Красноярской Николаевской церкви для записей родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1896-1915 гг. // ГАВКО. Ф. 572. Оп. 15. Д. 6 на 323 л. Д. 7 на 465 л. Д. 8 на 315 л.

 

Овражистая местность в окрестностях села Предгорного. Фото автора. 2013 г.        
         
Проверь свои знания о Крае!

Викторина!

Фотоконкурс "Я люблю ВКО"

© А.С. Пушкин атындағы Шығыс Қазақстан Облыстық Кітапханасы | Восточно-Казахстанская областная библиотека имени А.С. Пушкина. 1998-2017
Besucherzahler
счетчик посещений