kl r



>
Уход за лицом 30 лет. Лучший уход за кожей лица летом. Уход за лицом летом. Йога занятия для начинающих. Быстрые занятия йогой для начинающих видео. Занятия йогой дома. Как сделать макияж. Скажите как сделать макияж глаз дома. Как правильно сделать макияж. Диеты для похудения отзывы. Полезная гречневая диета для похудения. Лучшие диеты для похудения. Эффективные диеты для быстрого похудения. самая быстрая диета для похудения дома. Хорошая диета для быстрого похудения. Хронический гастрит лечение. Быстрое лечение гастрита желудка. Схема лечения гастрита. Имбирный чай для похудения. Полезное имбирное похудение отзывы. Имбирный напиток для похудения рецепт. Домашние упражнения для похудения живота. Большой комплекс упражнений для живота похудения. Упражнения для похудения живота быстро.
Восточный Казахстан в Сети
Акиматы городов и районов
Культура и искусство ВКО
Областные управления
Сайты о работе ВКО
Как искать солдата
Паспорт региона
Восточно-Казахстанская область
Усть-Каменогорск
Семей
Риддер
Курчатов
Абайский район
Аягозский район
Бескарагайский район
Бородулихинский район
Глубоковский район
Жарминский район
Зайсанский район
Зыряновский район
Катон-Карагайский район
Кокпектинский район
Курчумский район
Тарбагатайский район
Уланский район
Урджарский район
Шемонаихинский район
Природа
Природные ресурсы
Заповедные места
Уникальные места
Сакральная география
Пещера "Коныр Аулие"
Шиликтинская долина
Легенды ВКО
Видеоколлекция
Аудиоколлекция
Историческое краеведение
История ВКО
Основание Усть-Каменогорска
Основание крепости
Усть-Каменогорск в XVIII веке
Усть-Каменогорск в XIX веке
Усть-Каменогорск в XX веке
Усть-Каменогорск в XXI веке
Памятники г.Усть-Каменогорска
Хроника Независимости
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
Значимые события
Восточный Казахстан в годы войны
Герои Советского Союза
Участники войны
Партизаны подпольщики
Хроника военных лет
В тылу как в бою
30-ая Гвардейская дивизия
Сетевой конкурс "Наследники Победы"
Воспоминания о войне
Статьи "Восточный Казахстан в годы ВОВ"
Участники обороны Бресткой крепости - восточноказахстанцы
Виртуальные выставки
Восток – дело тонкое
Абай и Пушкин
Выставка одной книги
Акбилек – дочь Маркаколя
Оралхан Бокеев
Фотогалерея
Восточный Казахстан литературный
Электронная библиотека
Литературное объединение «Звено Алтая»
Фестивали и чтения
От первого лица
Краеведческий альманах
Краеведческий альманах 2016
Краеведческий альманах 2015
Краеведческий альманах 2014
Краеведческий альманах 2013
Геология
Достопримечательности и памятники края
Исследователи края
История.· Этнография.· Культура
О тех, кто пишет
Образование
Ономастика
Религия
Искусство
К. Мухамедханов: библиографический указатель
Абдуллина Л.И.
Аникин Борис Петрович
Аникин Борис Петрович родился в 1964 году в Усть-Каменогорске, закончил филологический факультет Усть-Каменогорского педагогического института, поэт, автор и исполнитель песен, член Восточно-Казахстанского Фонда поддержки культуры и Литературного объединения «Звено Алтая»; заместитель редактора двух областных журналов «Иртыш» и «Вестник культуры». Книга стихов Бориса Аникина «Странник», вышедшая в 2010 году, заявила о поэте зрелом, с неповторимым поэтическим видением.
В поэтическом сборнике земля Восточного Казахстана как место жизни не заявлена отдельной проблемой, но тематизируется в творческом сознании на уровне внутреннего присутствия, обнаруживаясь, например, в обращении и приеме параллелизма:
Река! Я верю: день придет —
И мой народ объединится,
И все, что душит и гнетет,
Он, как и ты, с пути сметет
И к новой жизни устремится...
Или обращения в форме сравнения:
Но сердцем я всегда с тобой, Ульба,
Моей отчизны скорбная улыбка!
Образы земли присутствуют в географических ориентирах-указателях: Ульба, Иртыш, Катунь. Так, например, в стихотворении «Ненастье» образ реки создает необходимое обрамление для переживаний лирического героя: «Стонут чайки над Иртышом…». Тема родины в художественном мире Аникина не вступает в противоречие с темой странника, выбранной автором в качестве заглавия своего сборника. Образ странника как наиболее близкая проекция  лирического самоощущения автора определяет интонацию книги:
Несет меня судьба по белу свету,
как будто лист, оборванный дождем.
Поэт использует популярный в русской классической лирике образ: «странник» в сочетании с выражениями «пыль отчизны», «боль отчизны» вызывает очевидные параллели с романтической поэзией девятнадцатого века. В традиционном для русской поэзии мотиве пути-дороги лирик открывает свой ракурс: «сердце – в дороге», – передающий неуспокоенность души лирического героя, мятежность, поиск «лучших слов». И когда на этом сложном пути поэт-странник вдруг не видит дороги, его зовет голос земли и рождается желание «Просочиться сквозь землю в грунтовые воды/И доплыть до тебя по истокам Катуни!»..
Поэт неразрывно связан с родной землей, которая наполняет его сердце верой, питает животворительными соками и природной силой, рождая строчки целомудренной чувственности: поэт ощущает себя «соленой волной», налетающей «на твой брег загорелый», или «восторженной чайкой», взлетающей до небес.
Не однажды в художественном мире Аникина возникает восточно-казахстанский образ-миф о Беловодье — «край, где сбываются мечты»:
А мне во сне поведал ветер,
Что где-то есть на белом свете
Край, где сбываются мечты.
В своем волшебном полете, куда поэта «звали сны калейдоскопные» поэт стремится «под рокот былинный /Свою душу пустить/В край бескрайнего лета,/В мир непуганых снов,/Где родятся поэты,/Где Основы Основ». Но уйти от реальности, что свойственно любому поэту, в область мифологических и природных  интуиций Аникину-лирику не дает память детства: «Воздух чист, как память о детстве». Окунувшись в воздух детства, он вдруг открывает волшебство красок родных живописных просторов: «неслышно подступает волшебство/ Осенних красок», и понимает, что главное — сохранить данный природой дар: «В чудо все верится».
Образ родного края в лирике Бориса Аникина — это, прежде всего, «мой маленький город». Земля-город для поэта — персонифицированное существо, порождающее все живое, источник жизненной силы и чувства слова. Урбанистический вариант темы родины имеется в багаже любого лирика и основан на приеме олицетворения. Для передачи своего «территориального» сознания Аникин-лирик находит особенные слова и образы: читатель неожиданно замечает, что вместе с автором совершает «прогулки по ночному городу», во время которых открывает незнакомый поэтический образ «Родины-города».
Вместо привычного горожанам клише «промышленный гигант» эти строки звучат почти доверительно по-домашнему: «Мой маленький город», «Мой город родной!../Только вот без тебя/Разве сможет вращаться планета?».  Аникинский город населен «пирамидальными тополями», которые стремятся ввысь, и «тощим подсолнухом», доверительно выглядывающим сквозь решетку лоджии. «Утро города» запускает музыку, и отзываются «клавиши домов», «струны тополей», создавая «знакомый перебор». Поэт высокопарно и с уважением обращается к «Маэстро Утро»: «сыграйте этот день тепло и чисто,/без фальши, не сбиваясь, не картавя!».
Он чувствует, как «небу было больно», оно «навзрыд ревело, голосило», и он просит Дождик: «не плачь». А когда «Плачет Великое Небо»,  Поэт учится у него «плакать по нашим великим»: «Мой город, / Взгрустнув, заплачет тысячами крыш / И улыбнется тыщами заборов...». В городе поэта всегда можно найти «Островки безопасности», / Где любой пешеход /Может переждать»... И город может защитить лирического героя Аникина: «утро собой заслоняет / Всякий раз».
Город не единственная тема книги: для мятущейся души лирического героя «нет времен / И нет расстояний — / Вездесуща и вечна она», и «песня путника» вновь и вновь навевает что-то знакомое и в то же время забытое:
Будто я на Земле еще не был...
...Будто я на Земле еще буду.
Буду — буду...
А кто его знает?
Образ и мотив «пути», жизненного пути человека, творческого пути поэта объединяет все смыслы и оттенки значения слов-синонимов «странник», «путник». Отсутствие хронологии в сборнике и названий многих стихотворений позволяет читателю следовать за причудливой музой поэта.
Для Аникина-лирика поэзия — это своего рода «оберег» не только от уродливых проявлений действительности, но и от возникающих иногда неверных звуков: «ангел Верлибра» помогает заслониться от «бабочек-рифм», легковесных и не способных выполнять поэту его высокую миссию: «Я гражданин Грядущего/Возможного поэт».
В полной мере, следуя законам классической лирики, поэт осознает, «Как тяжело стихи творить», но при этом для него неоспоримо и другое: не отступать от своего высокого предназначения:
Но не творить нельзя, хоть плачь...
Ведь если ты умолкнешь — кто же
Сограждан сонных растревожит
На тысячи святых задач?
Очевидная аллюзия на гражданскую музу Некрасова — возникающий во сне образ тяжело «больной» Родины, и поэт, осознав это, словно на что-то острое «наткнулся» и проснулся.
В стихотворениях неоднократно автор высказывает свое понимание поэтической задачи, обращаясь непосредственно к своим современникам: «Оглянись, современник!», в характерной гражданской стилистике очевидны отзвуки риторических формул Маяковского:
Мы с этим злом должны бороться
И в душах искры правды множить!
А волю петь и славить Солнце
У нас никто украсть не может.
Свойственная Аникину установка на простоту и преимущественно речевую интонацию, минимализм поэтических средств однажды сознательно  нарушается поэтом. Стихотворение «Письмо Павлу Васильеву» имеет подзаголовок «Гимн «Златокудрому слову», написано в классических традициях высокой риторики, в форме послания-обращения к Поэту:
Душам, коростой такыров заросшим,
Животворящую песню/верни!
Лирический герой Бориса Аникина сохранил взгляд, данный ему предками и родной природой — открыто смотреть всем стихиям, видя в этом «проявление Господа». Так, открыто поэт подходит и к такой наболевшей для всех живущих в новых территориальных границах теме — теме исторической родины. Образ России-родины часто видится ему во сне, и однажды он принимает решение вернуться. Ответственность поэта за судьбу своих современников в лучших традициях гражданской лирики становится основной интонацией сборника «Странник». Аникин публицистически остро рисует картину так называемых «переселенцев»: «Русских судеб коленца / Перепутались, точно назло», «переселенцы» приезжают в селенья, «что оставлены дедами их», где «развалины, запустенье», чтобы выполнить свой долг перед предками, допеть их недопетые песни — «Им же вместо привета/Только: «Понаехали тут!».
В следующем стихотворении поэт всю свою боль выражает в традициях  гражданской риторики:
Русский! Русского — не тронь!
Друг за друга мы в ответе:
Не его ли завтра дети
За тебя пойдут в огонь?
Поэтический рефрен «Русский! Русского — не тронь!» звучит одновременно и как призыв-приказ, и как разумное решение сменить «гнев на милость», «что б меж нами ни случилось»: «Может вы не правы оба?/Без того чужая злоба/Косит нас со всех сторон!».
Вспоминая о том, как он покинул «родной край», обращаясь к тем, кто «оставался дома», «на прежнем берегу», поэт верит, что настанет день, когда мы соберемся «за одним столом» и «вместе посмеемся глупым страхам/ Пред языком, аулом и Аллахом,/Заставившим меня покинуть дом...».
Поэт переходной эпохи ХХ-ХХI веков, в послесловии к своей книге  высказывает надежду на лучшие перемены, боится «не проморгать момента преображения эпохи суррогата в эпоху торжества истинных ценностей», а что это непременно случиться, он не сомневается —  «А чего ради тогда писать и читать стихи?».
А если что-то не получится, «Исчеркаю себя, скомкаю, /Выброшу, как черновик, /И пойду по лесам, долам и горам — /К новым людям /Искать лучших слов.
Окно — своеобразный ракурс, взгляд поэта, который представляет особую оценку мира, это образ мира, в нем видно все: и обыденные вещи и явления, и то, что не дано видеть не-поэту — Луна и кратеры. Потому это окно и считается «заколдованным». Аникину удается связать реальность и поэзию в одном емком образе: «В окно гляжу, как в продолженье строк...»,  т.е. Он смотрит в мир через обыкновенное окно, и его поэзия не оорвана от действительности  - она является ее продолжением. Так, в стихотворении, открывающем книгу, «В окне» из 6-ти строчек слово «окно» повторяется дважды, обрамляя текст стихотворения в виде кольцевой композиции повтором все строчки «в зимнем заколдованном окне». К этому добавляется образ «продышу пятно», т.е. автор настаивает на праве собственного взгляда через индивидуальное «окно». В стихотворении «Ракурс» автор настаивает, что имеет свой «ракурс», единственно для него значимый — смотреть на мир «сквозь воробьиное перышко» и тогда «Даже в самый пасмурный день/Мир покажется радужным».
 
Библиография:
 

Papier mache, 1995.

Ненастоящее время, 1999.

Странник: стихи. – Усть-Каменогорск: ИП Казакова С.И., 2010. – 140с.

 
 
 
Проверь свои знания о Крае!

Викторина!

Фотоконкурс "Я люблю ВКО"

© А.С. Пушкин атындағы Шығыс Қазақстан Облыстық Кітапханасы | Восточно-Казахстанская областная библиотека имени А.С. Пушкина. 1998-2017
Besucherzahler
счетчик посещений